16:41 

Небольшой пикспам про любимых героев

ИЖДУ
ЛЕСТАТ, НЕТ!


Из дневничка.



Как уже не раз говорилось, Прекрасная Глициния - есть самое ослепительное создание во всех двух школках. Пожалуй, даже Фея Просто Так немного уступает ей в пригожести, ибо без мелирования и родинки на подбородке но ничего, за титул самой прекрасной из рода божественных повелительниц их еще ждет битва в следующем году, а пока.....

Согласно преданию, красота Бито Татсуи - Прекрасной Глицинии была настолько сокрушительной, что при виде нее, обычный человек моментально лысел. А потому, старший брат Татсуи - Бито Макио


(не знаю, почему. Может быть, они сводные, может мама Макио согрешила с французом. Нет, с француженкой. Потому что, мне не понять, откуда в семействе Бито такая лебединая стать:
)


Ну, неважно. Брат Татсуи держал ее за семью замками, чтобы никто, ни один из смертных не посмел увидеть юной прелести его младшей сестры брата. Брата. Надо взять себя в руки, его младшего брата.
А потому, Глициния обязан был носить паранджу и вообще воспитывался по суровым законам шариата, как уже знают все участники фандома ГОВНОВОПРОС.


Не заговаривать первой.
Не поднимать глаз на мужчину.
Почитать мужа своего и бояться его.

Конечно, Глициния тайно мечтала о счастливом замужестве, потому что ее сердце давно и безвозвратно принадлежало главному генералу армии Хосэна - Наруми Тайга.



Тот, конечно, ни сном - ни духом не подозревал о таком счастье. Но ему, конечно, было очень интересно, что за чудик бродит там на заднем дворе в мешке из-под картошки на голове тайну скрывает под собой чудесная паранджа прекрасной глицинии.
Однажды (автора несет) однажды ночью прекрасная глициния шла в общую душевую, чтобы умыться, потому что в ее личных покоях подсобке отключили воду. И вот тогда, стоя перед зеркалом, она откинула черное покрывало, скрывавшее ее лицо, а Наруми в этот момент как раз выходил из туалетной кабинки.
Прекрасная Глициния не спешила прикрыться, а с достоинством выдержала на себе чужой взгляд.
Это был ПЫЩПЫЩ.
После этого Тайга смотрел на Татсую только так.


Но он мало что там видел, ведь на Татсуе снова была мешок из-под картошки паранджа.
Макио продолжал бдеть. Глициния жечь Щебетание взглядом из-под покрывала.
Влюбленные придумали, как им наладить связь. Они писали друг другу послания на стенах.



"Мойте руки перед едой" - каллиграфически выводил Наруми на листке бумаги, что означало: "Я бы хотел припасть к твоей ладони и целовать, бесконечно целовать твои нежные пальцы, о Прекрасная Глициния". "Вход только в сменной обуви" - вторила ему этажем ниже Прекрасная Глициния, намекая "Ты придешь сегодня вечером? Приходи." Седце ее трепетало, а пальцы, которых так хотел коснуться губами Щебетание Моря, леденели и дрожали от волнения. Конечно, цветок невинности Бито Татсуи еще не был сорван, что весьма огорчало обоих.
Однако, сердцам Хосэновских Меджнуна и Лейлы не суждено было соединиться.
Макио Бито хоть и не умел читать, обладал весьма проницательным умом и орлиным взором. Он разгадал секрет заговорщиков и вбежал в покои Глицинии в тот самый волнительный момент, когда Щебетание Моря уже сорвал с объекта своей страсти мешок из-под картошки паранджу и готовился припасть к его губам в долгом и упоительном поцелуе.
ХУЯБЛЯ - взревел взъяренный брат, расшвыряв влюбленных, как котят.
Напрасно Татсуя валялся у него в ногах, умоляя смягчить участь Наруми. Глава Хосэна был непреклонен.
Ты понижен в звании до уборщика спортзала, - объявил он Щебетанию - А ты, Глициния будешь сослана на самые дальние рубежи государства, во флигель сторожа, и никто никогда не возьмет тебя замуж.
И он сам отвел Глицинию во флигель, весь их путь приказав ей проделать, не прикрывая лица. И она шла. С высоко поднятой головой. И весь Хосэн это видел и весь Хосэн облысел.
Не облысел только Щебетание Моря, ведь он был Особенным.

Драма. Трагедия. Боль.

Наруми томился.

Если на мою могилу не прольются слёзы милой...



И далее по тексту. Ничто, никто, даже тайно вздыхавшая по Щебетанию дама под зонтиком, не могло разогнать тоску опального Генерала.

Так бы могла и закончится история двух влюбленных , но все изменил случай.
Макио Бито связывали долгие, крепкие, романтические отношения с главарем Судзурана - Коваиши Нобуро. Не будем сейчас вдаваться в подробности. Суть в том, что коварный Чумка, всю жизнь мечтавший быть женой главаря, вмешался в чужие отношения и стравил любовников, а заодно и обе школы (так гласит канон, который мы со Стасиком придумали вот этими вот мозгами!!!).
Итак, была битва. И Макио был убит.

Боль. Трагедия. Драма.

Выйдя из опалы, и последней волей Макио, будучи назначенным главой Хосэна, Наруми Тайга унаследовал его гарем и все прочие почести, продолжая томиться по Прекрасной Глицинии, не соображая, что теперь какбэ можно выпустить ее из-под ареста.
Тем временем, прекрасная глициния, относив траур по брату, сама вышла из флигеля на свободу.
Не смотря на минувшую грусть, сердце ее переполняли любовь и волнение.
Ведь теперь ничто не мешало им с Наруми пожениться.



и тут Татсую ждал новый. Сокрушительный удар.
Оказалось, что Щебетание Моря вполне неплохо устроился среди своего гарема.
И даже Судзурановского выбледка Васю у себя приютил.

Сказать, что Глициния была в ярости, значит не сказать ничего. Сердце ее, не знавшее до этого предательства, было разбито вдребезги. Но железная воля, воспитанная ремнем, кнутом, линейкой и старшим братом, была непреклонной. Ни один мускул не дрогнул на ее лице, когда Наруми наконец-то сообразил, что можно уже не томиться, а скорее бежать во флигель. Ведь не смотря на обширный гарем, сердце его было безнадежно и навсегда занято.
Однако, едва Щебетание переступил порог темницы, желая вызволить оттуда Глицинию и заключить ее в объятия, мощный удар правой пяткой помешал ему это сделать.
- Бат хау? - не понял Наруми Тайга.
Он просил, умолял, щебетал и увещевал, он приводил логические доводы и даже пробовал взять Глицинию силой, но у него ничего не получилось.
- Забудь меня. - Молвила Глициния. Забирай свои игрушки и не писай в мой горшок.
Для убедительности снова отбросив от себя Наруми ударом ноги.
"Снова от тебя ветер злых перемен меня отбросил" - записал в своем дневнике Щебетание, но попыток завоевать Бито-младшего не оставил.
- Я завоюю Судзуран и брошу его к твоим ногам. Хомоджанай. - Как известно пообещал он Глицинии.


и Глициния впервые дрогнула под его взглядом. Ее сердце начало подтаивать, как сливочный пломбир в жаркий июльский день, и возможно, Наруми даже не пришлось бы выполнять свое обещание, если бы однажды, прогуливаясь по улице Глициния не застала душераздирающую картину.



Так значит, да.
Подумал Татсуя, глядя на то, как Тайга в прямом смысле дает прикурить чужой невесте.
Судзуран, значит, он собрался завоевывать.
И все.
После этого Глициния замкнулась в ледяном молчании и твердо уверилась в своем намерении - не давать.



- Принесешь мне голову Такии Гэндзи, - холодно проговорила она, когда весьма довольный собой Наруми заявился к ней вечером. - И назначь дату битвы.
- Хорошо. - Спокойно проговорил Наруми. - Я сокрушу Судзуран и после битвы ты мне отдашься.


Исход битвы всем известен.
С головой невесты не сложилось.

Трагедия. боль. Драма.

Глициния в прямом смысле осталась у разбитого корыта, разрушенной школы и покалеченного Наруми.
Она разорвала белоснежную подкладку своей формы и смастерила ему повязки, она выхаживала его, как сестра милосердия - солдата, вернувшегося с поля второй мировой.
И Щебетание моря смотрел на нее так, как не смотрел никогда до этого. А весь Хосэн повторно облысел, глядя на этих двоих.
Однажды, прогуливаясь до ближайшей аптеки, Глициния встретила Такию Гэндзи.
Тот уже принял боевую стойку и приготовился приветствовать вожака вражеского лагеря, когда Татсуя неожиданно приблизился, согнувшись в церемониальном поклоне.
- Научи меня обхождению с мужчинами. - Вежливо попросил он.
- Чё? - Спросил Гэндзи. А потом до него дошло.
И он даже улыбнулся.


Некоторое время спустя учащиеся Судзурана смогли наблюдать престраннейшую картину.



- И чо ты мужика динамишь? Они ж от этого звереют, ну и ваще, блин. Нахуя, Татсуя? - делился житейским опытом Гэндзи.
- Ну, не знаю. Это же как-то не по шариату.
- Да забей ты на этот шариат. Никому он тут в хуй не вперся. Одни проблемы от него. Наруми вообще до госпиталя довел.
Татсуя дипломатично промолчал о том, что до Госпиталя Наруми довел кое-кто другой. В конце концов, в словах Гэндзи было некое зерно истины.
- В чем дело мальчики? - Невинно поинтересовался главарь Хосэна.


Судзурановцы хранили напряженное молчание. А потом Сэридзава улыбнулся. И все остальные вслед за ним. И Гэндзи тоже хмыкнул, обернулся к Глицинии и сказал:
- Ну, бывай.
После чего встал и пошел вслед за Тамао.
А Глициния вернулась домой, обнаружила томящегося у окна Щебетание, бросилась к нему и поцеловала в губы. Не поднимая, после глаз. По всем законам шариата.
Свадьба получилась веселой.


Даже в Судзуране завидовали. Но никаких конфликтов больше не происходило, потому что какие конфликты?
Как всегда победила любовь. И шариат.

Хомоджанай.

Комментарии
2011-05-19 в 06:21 

korolevamirra
Каме может, и я смогу
нет, не могу. давно я так не смеялась )))
особенно про "придумали вот этими вот мозгами" )))

2011-05-19 в 08:28 

ИЖДУ
ЛЕСТАТ, НЕТ!
korolevamirra
Спасибо!)))))

2011-05-19 в 08:55 

Kasumi-san
Все, что ни делается, к лучшему, но наихудшим из возможных способом
какой, оказывается, Глициния капризный цветочек)) :lol:

2011-05-19 в 09:36 

Taiga Narumi
Глава Хосена
ИЖДУ , это шедеврально)) Весна и любовь, просыпается в сердце. И поет, поет, поет - мартовскими котами))

URL
2011-05-19 в 10:05 

ИЖДУ
ЛЕСТАТ, НЕТ!
Kasumi-san
Конечно! В фаноне он еще не то может :eyebrow:

Taiga Narumi
на самом деле, это такой междусобойный юмор, я даже не надеялась, что кто-то прочтет! :lol: так что, спасибо!)))

   

Hosen Academy

главная